Размер шрифта: A A A
Изображения Выключить Включить
Цвет сайта Ц Ц Ц
обычная версия сайта
Историческое здание: Пенза, ул. Белинского, 10. Телефон: 63-44-21.

Новое здание: Пенза, пр. Строителей, 168A. Телефон: 63-44-32.
Время работы: вторник - пятница: с 9:00 до 20:00,
суббота - воскресенье: с 10:00 до 18:00.
Понедельник - выходной.

ЧГК: люди и книги



   Как часто многие из нас, услышав предложение принять участие в интеллектуальном состязании, отказываются, ссылаясь на нехватку знаний и боязнь не справиться с заданиями. Но не побеждает тот, кто ничего не делает! 
   В ознаменование открытия нового сезона интеллектуальных игр мы запускаем новый проект — «ЧГК: люди и книги». 

   Что нужно читать, чтобы успешно сражаться на полях интеллектуальных битв? Какие книги сыграли решающую роль в формировании личности наших участников? 

   Литературные рекомендации и личные истории — это и многое другое вы узнаете из наших выпусков.


 

   В новом выпуске проекта «ЧГК: люди и книги» свою историю рассказывает Павел Артемьев, участник команды «Высшая лига».



 

   «Неожиданно сложно оказалось для меня назвать свои любимые книги. Если бы речь шла о музыкальных альбомах, то незамедлительно я бы назвал и пять, и десять, и даже пятьдесят любимых, но с книгами гораздо труднее. Без преувеличения, всю свою сознательную жизнь я читаю — можно даже сказать, что сознательная жизнь моя стартовала, именно когда я начал читать...

   Поразмыслив, скажу, что из всего многообразия литературных форм мне ближе всего короткий рассказ. Рассказ, на мой взгляд, для автора написать сложнее всего — тут не разбежаться на пятьсот страниц, описывая родословную собачки главного героя до пятнадцатого колена! Краткость, ёмкость и цельность — вот за что я люблю рассказы, а ещё за то, что нужно как можно тщательнее выбирать правильные, нужные слова. «Многобукв» оказалось предисловие, но, собственно, вот вам три книги и вот вам мои мысли о них.

 

   1. Эрнест Хемингуэй «Победитель не получает ничего». С выходом этого сборника Хемингуэй стал главным «рассказчиком» не только американской, но и всей мировой литературы. Написанные в промежутке между двумя войнами короткие истории впервые во всей полноте продемонстрировали читателю принцип айсберга, ведь автор говорит очень мало — о гораздо большем приходится думать самим.

 

   2. Рэймонд Карвер «О чём мы говорим, когда говорим о любви». В современной литературе свирепый минималист Карвер оказался самым талантливым после Хемингуэя и Сэлинджера рассказчиком в плеяде этого традиционно сильного в США жанра. Каждый абзац он сокращал до 25, а то и до 15 слов, но при этом в каждом из его рассказов умещается серьёзная драма или даже трагедия его совершенно невыдающихся персонажей. Очень жаль, что у нас в стране этот автор совсем неизвестен, ведь своим главным учителем в литературе Рэймонд Карвер называл вовсе Хемингуэя, а Чехова. Ну и если хоть не прочитаете, то хотя бы посмотрите или пересмотрите пару замечательных фильмов, снятых по его рассказам, — «Короткий монтаж» Роберта Олтмена и «Бёрдмэн» Алехандро Гонсалеса-Иньярриту.

 

   3. Ну и наконец, вишенка на моём книжном торте — Сергей Довлатов «Чемодан».
Полностью автобиографический сборник рассказов Сергея Донатовича. Уезжая в США, он берёт с собой лишь небольшой чемодан. Открыв его через несколько лет, он обнаруживает там двубортный костюм, поплиновую рубашку, креповые носки – и каждая вещь становится предметом отдельного рассказа, даже скорее анекдота. Анекдота о жизни в Советском Союзе. С одной стороны, смешно, а с другой — правда».   

 

 


 

   Очередной «книжной историей» делится с читателями капитан команды «Гладиолус» Фарид Исякаев

 


 

 

   «Признаюсь честно, читая краткие и не очень комментарии представителей интеллектуальной элиты пензенского ЧГК-движения, я каждый раз думал: а что бы я сам написал, если бы мне задали вопрос о моих любимых книгах, да и вообще о книгах, которые мне помогли как-то прийти к ЧГК и играть в эту увлекательнейшую игру?

 

   Краткость, как говорят, сестра таланта. Подобной чертой не отличаюсь, потому буду описывать все перипетии судьбы, которые меня привели к интеллектуальным играм.

 

   Детство у меня было «тяжёлое», располагая довольно приличной библиотекой, особенно детской, я с раннего детства полюбил книги. «Мои первые книжки» — так называлась прекрасная серия детских книжек, в которых печатались как сказки народов мира, так и различные рассказы, повести, стихи. Но самое главное — в них были замечательные  рисунки. Мне очень нравилось читать и перечитывать все эти книжки.

 

   Со временем, мои руки добрались и до таких серьёзных журналов, как «Наука и жизнь», «Техника молодёжи», «Радио», благо их в доме было предостаточно. 

 

   Как-то раз, в классе, наверное, пятом, мне подарили книгу выдающегося отечественного популяризатора науки Якова Исидоровича Перельмана «Занимательная физика». Это была маленькая книга с большим удивительным миром внутри — миром увлекательной науки, без огромных формул, без непонятных терминов и заумных слов. Она открыла для меня мир с другой стороны. В ней простым доступным языком объяснялись многие физические законы, давались ответы на многие «почему?». Наверное, в этот момент я и осознал для себя, что чем больше вопросов ты задаёшь и пытаешься найти на них ответы, тем интереснее жить. Сейчас я называю это состояние «живым вопросом». Это состояние, когда в тебе возникают постоянно вопросы и ты пытаешься на них найти ответы. Это своего рода двигатель к саморазвитию, к расширению эрудиции. Якову Исидоровичу огромное спасибо за это.

 

   Второй книгой, которая оставила неизгладимый след в моей юношеской памяти, была книга Даниеля Дефо о невероятных приключениях Робинзона Крузо. Не все знают, что полное название романа — «Жизнь, необыкновенные и удивительные приключения Робинзона Крузо, моряка из Йо́рка, прожившего 28 лет в полном одиночестве на необитаемом острове у берегов Америки близ устьев реки Орино́ко, куда он был выброшен кораблекрушением, во время которого весь экипаж корабля, кроме него, погиб, с изложением его неожиданного освобождения пиратами; написанные им самим». Жизнь на необитаемом острове, постоянная борьба за выживание, использование подручных средств для изготовления оружия и предметов быта — всё это заставляло сопереживать герою и в то же время запоминать подробности, мало ли что бывает в жизни! Wink

 

   На самом деле, задача выбора трёх книг (изданий), которые особо мне нравятся и запомнились, оказалась сложнее, чем я думал. Все объять очень трудно, хочу вспомнить и произведения короля ужасов С. Кинга, и одного из отцов-основателей мистического рассказа и ужасов со своеобразной уникальной мифологией Говарда Филлипса Лавкрафта (того самого, который придумал Ктулху), и фантастические произведения Александра Беляева, Уэллса, Ефремова… Но, регламент есть регламент. Резюмирую:

  • Я. И. Перельман «Занимательная физика»;
  • Даниель Дефо «Жизнь, необыкновенные и удивительные приключения Робинзона Крузо»;
  • журналы «Наука и жизнь», «Техника молодежи», серия альманахов «Эврика»

   P.S. Если Вы хотите играть в «Что? Где? Когда?» и считаете, что для этого необходимо перечитать все энциклопедические словари и справочники, то я вынужден Вас огорчить.  Для того, чтобы играть в эту интересную викторину, необходимо просто читать хотя бы то, что задают на школьных курсах.  А остальное уже на Ваш вкус. Есть, конечно, определенный базис, который необходим для игры, но это уже совсем другая история)))

 

   P.P.S. Сейчас на просторах интернета есть очень много различных методичек и целых книг, объясняющих как играть в интеллектуальные игры, что читать и т. д. Дерзайте, дамы и господа! Wink»

 

 

 


 

 

 Эстафету проекта «ЧГК: люди и книги» принимает капитан команды «Ерундиты» Илья Секаро.

 

 

 

   «Мне потребовалось немало времени, чтобы понять, по каким критериям составить свой литературный Топ-3. «Любимое» — понятие, меняющее очертания едва ли не ежедневно, к тому же книги — это верные друзья, а обижать друзей, выбрав всего трёх «самых-самых» из нескольких десятков под влиянием момента, как-то негоже. «Полезное»? Дидактика совсем не мой профиль. В итоге, я решил остановиться на тех произведениях, которые, с одной стороны, произвели глубокое впечатление и/или повлияли лично на меня, а с другой — причисляются многими к «современной классике» (хотя здесь, как мы понимаем, всё тоже весьма расплывчато), но при этом вряд ли могут рассчитывать на включение в школьные или какие бы то ни было ещё хрестоматии — по крайней мере, здесь и сейчас. Хотя, быть может, в «прекрасной России будущего»? ;)

 

 

   1. «История твоей жизни», Тед Чан.

   У замечательного Нила Геймана есть не менее замечательный рассказ — «Детство под соусом из раннего Муркока». Это во многом автобиографическое произведение о мальчике-«задроте», предпочитающем чтение относительно «бульварной» литературы иным, более подобающим «нормальным» детям формам досуга. Моё детство было схожим – пока в школе прививали ненависть к чтению Тургеневым и Достоевским (не умаляю достоинств «столпов русской литературы», но в 13-14 лет всё это ну просто до безумия скучно), я приходил домой и уплетал за обе щеки Брэдбери, Азимова, Саймака, Шекли, Гаррисона, Ван Вогта, Хайнлайна, Желязны, того же Муркока и многих других. Больше всего меня всегда воодушевляла короткая форма — умение автора упаковать «крышесносную» идею (а ведь НАУЧНАЯ фантастика во все времена была прежде всего «литературой идей») в 15-20, а порой и вовсе 5 страниц рассказа было для меня сродни волшебству.

 

   Из авторов, которых можно без оговорок причислить к нашим с вами современникам, никто, наверное, не владеет этой магией в той же степени, что Тед Чан. За 26 лет с момента публикации своего первого рассказа он едва-едва перевалил планку в 15 изданных произведений, притом среди них нет ни одного романа. Зато едва ли не каждое из них было номинировано на самые престижные жанровые премии «Хьюго» и «Небьюлу» — своего рода «Букеры» мира фантастики. Иными словами, редко, но крайне метко Smile

 

   Большую часть им написанного можно найти в сборнике «История твоей жизни», который я настоятельно рекомендую не только любителям sci-fi, но и вообще всем людям, не разучившимся читать. А для тех, кто всё-таки разучился, есть очень и очень неплохой фильм «Прибытие», снятый по заглавной повести из этой самой книги Smile 

 

 

   2.  «Бойцовский клуб», Чак Паланик.

   Безусловно блистательную экранизацию Дэвида Финчера смотрел почти каждый. Книгу читали многие. Я же — так уж вышло — попросту впитал её кожей. Трудно будет назвать художественное произведение, оказавшее на меня как на личность (уж простите за пафос Smile) большее влияние — разве что «Хоббит, или Туда и обратно» Толкиена, но то было в 7 лет Smile Даже если прожжённый нигилизм старины Чака вам не по душе, его сурово-минималистичную прозу не оценить сложно. Вот лишь пара цитат:

   «Мне хотелось сжечь Лувр. Раскрошить молотком на мелкие кусочки греческую коллекцию в Британском музее и подтереться Моной Лизой. Отныне этот мир принадлежит мне!»

 

   «Плакать легко, когда ты ничего не видишь, окруженный чужим теплом, когда понимаешь: чего бы ты ни достиг в этой жизни, все рано или поздно станет прахом»

 

   «Если бы Мэрилин Монро была еще жива, вот прямо сейчас, что бы она делала? Тайлер говорит, она бы царапала крышку своего гроба».

 

   Ну и, наконец,

 

   «Каждое слово, которое вы прочитаете, бессмысленно — вы просто тратите напрасно очередную частичку своей жизни…» ;)

 

   Правда, должен отметить — это одна из тех книг, которые ну просто крайне желательно читать в подлиннике. И хотя, пожалуй, это можно сказать о любой книге, язык Паланика особо сильно теряет от «русификации» — при всём уважении к такому «зубру» переводческого ремесла как Илья Кормильцев, ставшему первым, кто донёс «Бойцовский клуб» до российского читателя, и всем тем, кто брался за это гиблое дело после.

 

     Кстати, о Кормильцеве и хороших книгах:

     https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/10/06/74092-zapreschenka

   Извините за оффтоп если что.

 

 

    3. «Хранители», Алан Мур.

      Здесь заленюсь и просто скопипастю (скопипасчу?) Льва Данилкина из «Афиши»:

   «Не надо быть энтузиастом массовой культуры, чтобы по первым двадцати страницам понять, что ХРАНИТЕЛИ — образец высокого, очень высокого искусства; а уж что будет на следующих двадцати... Не удивительно, что именно этот роман чаще прочих оказывается на верхней строчке в списках "комиксов для людей, которые не читают комиксы". Чуть ли не на каждой странице из-под тебя как будто вышибают стул; иконопись, двигающиеся в раме окна фигурки, подсвеченные потусторонним светом, — вот на что это похоже; и поразительно, сколько тонких вещей можно передать этими рисунками, как точно можно транслировать иронию — ну и базовые чувства, конечно: страх, сострадание, любовь, уныние. Смысл в том, что такой комикс, как ХРАНИТЕЛИ — это совершенно особый, выглядящий страшно свежим способ рассказывать истории. И это именно литература, никоим образом не, например, живопись... Это роман, расширяющий представление о литературе вообще, о её возможностях — и способностях к трансформации. И это радикальное обновление, капитальный ремонт, самая выдающаяся за последние десятилетия мутация жанра».

 

   Специально для снобов — в списке 100 лучших романов XX века на английском языке авторитетнейшего журнала Time «Хранители» занимают почётное 17-е место, опережая такие «нетленки» как «Радугу гравитации» Пинчона, «Бледный огонь» Набокова, и многие-многие другие.

 

   Кстати, относительно недавняя экранизация на удивление «дословна», и, несмотря на противоречивые отзывы критиков и фанатов оригинала, лично я осмеливался бы рекомендовать к просмотру.

 

   Насколько ознакомление со всем (или не всем) вышеперечисленным может способствовать успеху или же, напротив, фиаско в ЧГК — неизвестно. Как свидетельствуют более чем скромные достижения нашей команды, второй вариант все-таки ближе Smile Главное, читайте хоть что-то, играйте в интеллектуальные игры, и помните, как поёт группа I Fight Dragons, «the geeks will inherit the Earth» Smile

 

 


 

 

 

   Третья история цикла «ЧГК: люди и книги» представляет книжные предпочтения Марии Шатровой, капитана команды «Высшая Лига».

 

 

   «Читаю я с раннего возраста, лет с 4. Собственно, с этого и началось моё погружение длиною в жизнь в мир письменного текста, столь любимый и ныне. Самыми запомнившимися книгами детства стали «Лесная газета» Виталия Бианки, сборник рассказов о животных Сетона-Томпсона и особенно любимый «Мустанг-иноходец», позже был Лондон с его «Белым клыком» и «Зовом предков». Я вообще на животном мире была помешана, родители выписывали мне «Юный натуралист», который я читала запоем и перечитывала постоянно. Очень любила сказки всегда, и конечно, тоже про животных, хотя и про людей были в «лучшем и любимом» — «Чёрная курица», «Белая цапля» (животный мир и тут фигурирует, пусть преимущественно в названии). И так продолжается до сих — читаю всегда и везде, причём только в бумажном виде, с телефона могу только, если нет вариантов добыть книгу или тащить её с собой нет возможности из-за объёма и недостаточности места в сумке. Я люблю шелест страниц, запах книги, люблю помечать карандашом в СВОЕЙ книге запомнившиеся и показавшиеся важными места. 

 

   Книги, которые, как мне кажется, сформировали моё отношение к жизни и чтению, вкус и страсть к литературе, многим покажутся несерьёзными. Их много, но из основного могу выделить 3. И первая среди них — «Властелин колец» Толкина. Я до сих пор млею от счастья, погружаясь в этот сказочный мир иносказаний, борьбы, множественных смыслов и аллюзий. Мне нравится всё — атмосфера, герои, повествование, вселенная Толкина, её атмосфера. И именно благодаря этой книге я полюбила фэнтези — правда, далеко не всё и не всегда.


    Второй такой книгой стала «Воспламеняющая взглядом» Стивена Кинга, которого я нежно люблю со времён юности и которому верна до сих пор. Повествование о девочке, унаследовавшей от родителей-жертв эксперимента невероятной силы способности к пирокинезу, захватили меня тогда и трогают и сейчас. Маленький ребёнок, обладающий страшным даром, не ведающий его силы и страдающий только от того, что он у него есть — образ, который никого не оставит равнодушным. История обмана, лжи, интриг и заговоров, достойная самых ярких экранизаций, захватила меня и открыла мне мир Кинга — мир, полный опять же глубоких смыслов, восхитительных ужасов и как ни странно, любви.

 


    Третьей книгой, ставшей для меня открытием и вечной моей любовью, были «Унесённые ветром» — кстати, книгу я мусолю до сих пор при любом удобном случае. Роман показал мне 2 важнейшие в мире вещи: какой должна быть любовь и насколько сильным может быть женский характер. Воспитанием характера я и занялась, а вот любви такой не встречала за всю свою жизнь. Хотя надежды, конечно, не теряю.

 


    И нельзя обойти вниманием пусть не столь важные, но всё же вехи в моём книжном мире — «Белый Бим Чёрное Ухо», «Девочка, мальчик, собака», «Золотая Ригма», «Майкл, брат Джерри», множество рассказов Даррела. Повторюсь, животных я любила до изнеможения, а «Золотую Ригму» — красивейшее издание повестей Всеволода Сысоева с роскошными иллюстрациями, в котором, помимо повести жизни золотой тигрицы Ригмы, содержится ещё много интересного из жизни рысей, волков, медведей и других обитателей тайги — зачитала до дыр в полном смысле слова.

 


   И конечно, не могу обойти вниманием Туве Янссон и её муми-троллей. Эта книга, написанная в атмосфере лёгкой грусти и светлой печали, немного меланхоличная, но с неповторимым юмором и очаровательными странностями, не раз вытаскивала меня из депрессии. Она как лёгкий куриный бульончик для измученной современными реалиями души. Её не стоит читать в раннем возрасте, но когда тебе 20 и больше, это незаменимое лекарство и море удовольствия.

 


   А вот что читать, чтобы повысить интеллектуальный уровень — не знаю. Не такой уж я и интеллектуал, чтобы специально над этим работать. Я волей случая попала в «тусовку» интеллектуалов ещё в детстве и чувствую себя в ней более-менее комфортно в силу очень разных обстоятельств, но себя к ним не причисляю. Я не умею читать книги системно, я читаю ради кайфа, потому что для меня книга как алкоголь, а заниматься выпивкой системно мне чуждо. Хотя недавно подсела на разного рода интересные факты, коих в сети предостаточно. Их и почитываю, кстати, очень помогает на играх!

 


   И закончить хотелось бы на позитивной ноте — только чтение и любовь к нему могут сформировать из вас интересную личность, особенно — для вас самих интересную. Тогда вам никогда не будет одиноко и скучно – книги развивают фантазию и населяют ваш разум образами и героями. С ними вы станете не только кладезем информации, но и генератором лучших миров и параллельных жизней. А в наше нелёгкое время это иногда повышает настроение, а иногда и просто спасает».

 

 

 



   Вторую историю из цикла «ЧГК: люди и книги» представляет Александр Черкасов, лидер пензенского рейтинга ЧГК.

 

 

Занимательное мракобесие, или Как я перестал бояться и полюбил научпоп


   Ну что же, пришла пора откинуть маски и выйти из шкафа. Чтобы подсчитать количество художественных произведений, прочитанных автором сих строк за последние 10-15 лет, хватит пальцев обеих рук и, возможно, одной ноги. Почему так получилось? «Так сложилось исторически» — классическая отговорка ретрограда, не желающего досконально вникать в процессы мироустройства, — применю-ка её и я. Обязательную вакцинацию джентльменским книжным набором я получил ещё в школе и хватает мне этого до сих пор. Но уже тогда, в пору пробивания первых седин, испытывал удовольствие при чтении расчётных выкладок в похождениях капитанов Немо и Никóля. Так, со временем, основу «рациона» моего чтения составила научно-популярная периодика. Пришёл к тому, что журнальная статья — оптимальное соотношение формы и содержания, ограниченность по объёму насыщает материал фактами и цифрами, что для меня первостепенно. Сейчас дошедший до этого места читатель зачислит меня в махровые мракобесы, закидав гневными проклятиями, но от чтения беллетристики под ложечкой у меня трепещет гораздо слабее.


   По словам Ж.–Ж. Руссо, чем меньше ты читаешь, тем тщательнее следует выбирать книги. Последую его совету.


   1. Серия книг и альманахов «Эврика» — издавалась в СССР на протяжении почти 30 лет. Читал, естественно, не всё, но разброс по тематике огромен — от экологии и психологии до астрономии и археологии — каждый найдёт для себя что-то по душе.


   2. «Наука и жизнь» — любимый отечественный научно-популярный журнал, «золотая середина» между чисто научными специализированными изданиями и российскими версиями международных журналов.


  3. М. А. Булгаков. «Мастер и Маргарита». На десерт разбавим цифирь прозой. В своё время «Русский репортёр» составил топ-100 книг, которые повлияли на формирование «загадочной русской души». Первое место занял этот роман, пролежавший на печи четверть века и после публикации мгновенно разобранный на цитаты. В кои веки примкну к большинству, «МиМ» — не книга, а состояние души.


   Хватает ли моего читательского багажа для игры в СпортЧГК? Пожалуй, да, ведь игра не на чистое знание больших массивов информации, а на умение применить имеющийся. Приходите — попробуйте сами…

 


   Первая история из цикла «ЧГК: люди и книги»

 

   Начнём с команды-лидера по итогам прошедшего сезона. Итак, знакомьтесь: Дамир Акчурин и его «книжный топ».

 



   «Читать я начал где-то года в четыре и всё ещё не могу остановиться.
   Хотя книг в семье было достаточно, моим любимым чтивом оказались отрывные календари. В советские годы это были мини-энциклопедии. По крайней мере благодаря им я помню даты различных событий, биографии знаменитостей, а также большое количество профессиональных праздников.

 

   Моя мама — учитель математики, поэтому дома было значительное количество математической литературы. Книги Якова Перельмана и Мартина Гарднера позволили мне по-другому взглянуть на вещи, которые для многих кажутся скучными, увидеть красоту в цифрах, увлечься наукой как таковой. Уверен, что не будь в моей жизни этих книг, не было бы и кандидатской, и работы в университете, и много другого. До сих пор я с удовольствием читаю научпоп. Михаил Гельфанд, Ася Казанцева — современные популяризаторы науки; недавно был на встрече с ними, эмоции как в детстве от Перельмана. Поэтому всячески рекомендую научно-популярную литературу. Если же останавливаться на ком-то одном, пусть это будет Яков Исидорович. 


   Другим жизненным ориентиром для меня был и остаётся мой папа, образованнейший человек, сумевший после деревенской школы поступить в крупный московский вуз, а после сделать карьеру, заслужить уважение, стать руководителем, но остаться человеком. Так вот в период моего отрочества папа предложил, не дожидаясь школьной программы, выучить «Евгения Онегина». До сих пор жалею, что не удалось довести эту задумку до конца. «Евгений Онегин» — своего рода Библия. При желании там можно найти ответ на многие возникающие вопросы, пушкинская цитата бывает очень кстати! 


   В этом же ряду стоит и «Горе от ума». Хотя его я учить не пытался, но грибоедовские фразеологизмы — это незабываемо в принципе! Когда мне задают вопросы, что нужно, чтобы хорошо играть в «Что? Где? Когда?», я отвечаю: «Читать книги». На вопрос «Какие?» я в первую очередь называю «Евгения Онегина» и «Горе от ума».  

 

   Вот такая вот получилась подборка «от Дамира». Уже слышу возмущения, мол, зачем нам рекомендуют школьную программу? Спортивное ЧГК — это своего рода единоборство, а в любой борьбе обучение начинается с ОФП и со «школы», с базовых элементов. В нашем случае «школьная программа» это и есть ОФП. Это база, на которую потом воздвигнется надстройка. 


   Я же надеюсь, что этот цикл будет продолжен, что однажды ход опять дойдёт до меня, и там я уже расскажу что-нибудь о Крапивине, Ремарке и, возможно, о чём-нибудь, что прочитаю к этому моменту».

  


   

   

  

 

 

Пензенская областная библиотека им. М.Ю. Лермонтова
440026, г.Пенза, ул. Белинского, 10;
440066, г. Пенза, пр. Строителей, 168а.
Все права защищены!
E-Mail ob@liblermont.ru;
Тел./факс: 63-44-11, 63-44-32, 63-44-35.

Яндекс.Метрика